Ваша корзина

Всеобщая электромобилизация

Бизнес по производству отечественных электромобилей появился из желания сделать мир лучше, а воздух — чище

За окном — мороз, снег валит стеной. Небольшой трактор разгребает сугробы во дворе. Привычная картина для Москвы, если бы не одно «но»: трактор — электрический. Более того, заряжаться он может не только от сети, но и от солнечной энергии. Зимой с ней, правда, туговато, но, когда выглянет солнце, трактор сможет без подзарядки проехать десятки километров по дорогам России. И не только России: электромобили московской компании «Конкордия» заказывают и из-за границы. А начиналось все, как это часто бывает, с необычной идеи, в которую мало кто верил.

Основатели «Конкордии» — Алексей Михеев и Елена Давыдова. Алексей отвечает за разработку и производство, а Елена — за продвижение и продажи

ОСОБЕННОСТИ НАЦИОНАЛЬНОГО БИЗНЕСА

Москвич Алексей Михеев много лет руководил крупным агрохолдингом. Казалось бы — зарплата хорошая, должность солидная, что еще нужно для счастливой жизни? Но Алексею хотелось большего.

— В 2011 году я уволился с прежней работы, — вспоминает Алексей Михеев, ныне — генеральный директор «Конкордии». — Наступил, как говорится, кризис среднего возраста: мне хотелось не просто продавать людям товары, а сделать что-то новое, необычное, оставить свой след. И я начал искать себе применение.

Знакомые позвали Алексея в компанию, которая торговала корейским транспортом на электрической тяге — машинками для гольфа, велосипедами, скутерами.

— Это была группа людей, неравнодушных к экологии и мечтающих сделать мир лучше, — рассказывает Алексей Михеев. — Но денег у группы людей было мало. Продажи шли плохо, а потом загнулся прохоровский проект Ё-мобиль, интерес к электротранспорту в России заглох.

Офис закрылся, бизнес-партнеры разбрелись кто куда. Но желание сделать мир лучше, а воздух — чище не давали Алексею покоя. К тому же он хотел не просто торговать иностранными электромобилями, а производить их на родине. Да и люди, увлеченные этой темой, в России были всегда. И Алексей вместе с новым бизнес-партнером Еленой Давыдовой создали в Москве торговый дом «Романов Моторс». В названии увековечили имя русского инженера Ипполита Романова, который в 1899 году построил первый отечественный электромобиль.

Алексей стал отвечать за разработку и производство, Елена — за продвижение и продажу. В запуск проекта вложили около 10 миллионов рублей, в основном — заемных.

— Мы решили создать не просто фирму, а свой «город счастья», как в ведущих мировых IT-компаниях, — вспоминает Елена Давыдова. — Собрали команду и всем составом поехали в Сочи. Сняли несколько коттеджей с бассейном, сауной, красивейшим видом. Мы открыли офис, сборочный цех и надеялись, что вся эта атмосфера поможет сотрудникам работать продуктивнее, развивать наши идеи. Но мы ошибались — как выяснилось, море и солнце расслабляют людей.

В общем, затея себя не оправдала: на южном солнышке да с банькой под боком персонал расслабился, дела пошли вяло. Да и логистика оказалась неудобной: на деловые встречи все равно нужно было летать в Москву, где находятся главные офисы отелей — основных покупателей гольф-каров. В итоге торговый дом «вернули» в столицу, открыли конструкторское бюро, а производство наладили в подмосковном Дмитрове.

НОВЫЙ УРОВЕНЬ СЕРВИСА

Производство электромобилей — дело для России экзотическое. Но, по словам Алексея Михеева, в глобальном смысле оно мало чем отличается от производства «обычных» автомобилей или других сложных машин.

— По своей сути автомобильное производство — это цех, в котором из разных комплектующих собирают единый механизм, — говорит Алексей. — Так мы и делали: заказывали детали и собирали из них электромашины. К тому же у меня машиностроительное образование, я всегда в этом хорошо разбирался. Гораздо сложнее было найти персонал, особенно после того, как мы обожглись в Сочи. Сотрудников искали по всей стране, много ездили по регионам. И сейчас около половины наших сотрудников — это люди, которые раньше имели собственный бизнес. Это предприимчивые люди, они хотят не просто зарабатывать, но при этом делать что-то новое, необычное.

Машинам дали название «Конкордия» — в честь древнеримской богини согласия. В 2015 году с конвейера сошел первый электромобиль — небольшая открытая машинка для гольфа. А поскольку гольф в России, скажем так, не является спортом № 1, электромобильчикам нашли более массовое применение.

— На электромобилях и гольф-карах можно проводить экскурсии, катать гостей отеля, — рассказывает Елена Давыдова. — Мы приезжали в гостиницы и на пальцах объясняли: вот смотрите, к вам приехали постояльцы, вы их посадили в машинку, поставили чемоданы, отвезли к корпусу. Это же сервис, удовольствие для гостей!

Постепенно о московских электромашинах «Конкордия» узнали по всей стране. На них катают и туристов в Олимпийском парке Сочи и посетителей крупных промышленных предприятий — КАМАЗа, «Тойоты», Иркутского авиационного завода.

— Наши машины есть в московских парках «Зарядье», «Царицыно», «Сокольники», «Измайлово» и многих других, — говорит Елена Давыдова. — На ВДНХ тоже используют наши машины, там даже есть такая услуга — электротакси по территории.

Создатели компании сначала перевезли всех сотрудников в Сочи и хотели сделать все как в западных стартапах. Но выяснилось, что солнце и море скорее расслабляют людей, чем мотивируют. Поэтому позже торговый дом перевезли в Москву, а цех организовали в подмосковном Дмитрове

ХОРОШО СИДИМ!

«Конкордия» выпускает не только электромобили — компания наладила выпуск «умных» парковых скамеек. Для «Конкордии» это сопутствующее производство, скамейки выпускают в кузовном цехе. Ведь принцип сборки такой скамейки — примерно такой же, как и у электромобиля. У нее тоже есть «кузов» (то есть корпус) и аккумулятор, который работает как от стационарного электричества, так и от солнечной энергии. Скамейка способна раздавать WiFi и заряжать мобильные телефоны. На ней можно устанавливать камеры видеонаблюдения, указатели и фонари.

Массового производства скамеек на «Конкордии» нет, в основном их делают под заказ по эскизам клиента. Как и электромобили, скамейки «Конкордии» можно встретить в разных уголках страны: от Грозного до Обнинска, от Башкортостана до Анапы. Конечно, посидеть на «умной» скамейке можно и в Москве. Одна из таких скамеек стоит около шоурума компании на Шереметьевской, 34, где она стала настоящей достопримечательностью — мало кто проходит мимо без селфи с чудом техники.

Еще одно направление деятельности компании — производство современных эко-лавочек на солнечной энергии. Они способны раздавать WiFi и заряжать мобильные телефоны

ОТ ГОЛЬФ-КАРА ДО ГРУЗОВИКА

Электромобили «Конкордия» постепенно меняются. Во-первых, с годами они стали гораздо более «русскими»: если поначалу почти все детали заказывали за границей, то сейчас большую часть комплектующих закупают на российских заводах. А во-вторых, конструкторское бюро «Конкордии» не сидит сложа руки и на рынке появляются все новые модификации электромашин.

Сегодняшняя «Конкордия» — это не только гольф-кары. Компания производит и небольшие автобусы, и грузовички, и фургоны, и тракторы, и технику для тушения пожаров. Есть даже электроболотоход! В общем, моделей немало, и все они работают от электрических батарей, которые могут заряжаться как от сети, так и от солнечной энергии.

Постепенно растет и сама компания. Если начиналось все с группы из пяти человек, то сегодня в офисе продаж и на производстве работают больше трех десятков сотрудников. В реестре Минпромторга зарегистрировано лишь два российских производителя электромобилей, и «Конкордия» — один из них. В общей сложности за годы работы в проект вложено 500 тысяч долларов, в основном это деньги бизнес-партнеров и кредиты банков. По словам Елены Давыдовой, инвестиции по госпрограммам компания пока не привлекала — их в основном получают более крупные автозаводы.

ВЫХОД НА РЕНТАБЕЛЬНОСТЬ И ЗАРУБЕЖНЫЕ РЫНКИ

Практически все деньги, которые зарабатывает компания, она вкладывает в развитие — разработку новых моделей, комплектующие, материалы. Поэтому выход на рентабельность — пока в планах. И планы эти компания связывает в том числе и с перспективными иностранными проектами.

— К нам приходит много запросов из разных стран, в основном от курортных отелей. И мы определили два направления, которые считаем наиболее перспективными, — говорит Алексей Михеев. — Первое — это Таиланд. У нас там уже есть представительство, мы планируем начать производство машин в Таиланде и оттуда поставлять их в соседние страны — Малайзию, Камбоджу, Вьетнам. Второе направление — Шри-Ланка, где мы тоже хотим открыть сборочный пункт. Из Шри-Ланки удобно поставлять машины в Африку и на Ближний Восток.

Сейчас компания выпускает около двухсот автомобилей в год. Если все задуманное удастся реализовать, объемы производства вырастут до 500 машин и компания выйдет в прибыль. А там, глядишь, и инвесторы появятся. Ведь, как показывает опыт «Конкордии», автомобили в России делать все-таки умеют!

Источник: https://moscow.business.kp.ru/